Алматы C
Курс валют
Все новости

Дедушка с бабушкой заживо сожгли в печи 11-месячного внука

Фото: © Скриншот с видео АУ РХ ТВ "Центр "Хакасия"

Бабушка придушила, а дедушка бросил в растопленную печь — Верховный суд России поставил точку в деле Александра Миягашева, который два года назад жестоко расправился с собственным годовалым внуком. Убийцу, 11 месяцев гулявшего на свободе, вернули за решетку. О том, почему он едва не избежал тюремного заключения, — в материале РИА Новости.

Страшная находка


Зверское преступление в отдаленной хакасской деревне Харой с населением около 150 человек потрясло всю страну. В конце января 2019-го 47-летний Миягашев с женой Жанной приглядывали за годовалым внуком — об этом их попросила дочь. Ближе к ночи 29 числа малыш громко расплакался и не давал подвыпившим супругам уснуть.

"Успокоить" ребенка вызвалась бабушка. Она сдавила ему горло пальцами. Спустя пару минут тот замолчал и перестал двигаться. Полагая, что младенец мертв, Жанна передала его Александру, а сама спокойно легла спать. Вместо того чтобы оказать первую помощь и вызвать врачей, глава семейства бросил внука в печь. Обгоревшие останки мать обнаружила на следующий день, когда вернулась из гостей.

В СК возбудили уголовное дело по статье "Убийство малолетнего, совершенное с особой жестокостью". Однако обвинение предъявили лишь Александру, так как судебно-медицинская экспертиза показала, что смерть мальчика наступила из-за воздействия высоких температур. Жанна отделалась статьей "Покушение на убийство". Впрочем, от СИЗО это ее не спасло — по решению суда обоих супругов на время следствия отправили за решетку.

На допросах Миягашевы валили вину друг на друга, но потом во всем сознались и пошли на сотрудничество. К прежней "тактике" вернулись в зале суда — громкий процесс стартовал осенью 2019-го. Глава семейства утверждал, что с ребенком расправилась жена, а та перекладывала ответственность на мужа.

Проблемы с психикой


"Миягашев родился и вырос в Харое, — рассказывает РИА Новости бывшая жительница деревни Вера Носкова. — Родители его сильно пили, причем мать была гораздо старше отца. В детстве Саша ничем особенным не выделялся, после школы остался в деревне. Очень быстро пристрастился к спиртному. Насколько я знаю, в последнее время нигде не работал, только пьянствовал".

 © Скриншот с видео АУ РХ ТВ "Центр "Хакасия"

По словам местных, из-за хронического алкоголизма у Миягашева были проблемы с психикой — пьяным он вел себя агрессивно и неадекватно. Но судебно-психиатрическая экспертиза установила, что в момент преступления обвиняемый действовал вполне осознанно. Как и его супруга.

Жанна тоже пьянствовала и нигде не работала. Неудивительно, что у следователей возникли вопросы к тем, кто закрывал глаза на асоциальный образ жизни семьи.

"С 2009-го они состояли на учете в органах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, — объясняют в республиканском управлении СК. — Однако в 2016-м их сняли с учета как исправившихся. Хотя ничего не изменилось".

Кроме взрослой дочери, с Миягашевыми жил несовершеннолетний сын. В СК считают: то, что семья — неблагополучная, было очевидно. Налицо преступная небрежность органов профилактики. Ребенка надо было забрать. Все это вылилось в уголовное дело по статье 293 УК "Халатность, повлекшая по неосторожности смерть человека".

В январе 2020-го Верховный суд Хакасии признал Миягашевых виновными и приговорил Жанну к девяти годам колонии общего режима. Александру дали 15 лет "строгача", хотя статья "Убийство малолетнего" предусматривает пожизненное лишение свободы.

"При назначении наказания суд учел совокупность смягчающих обстоятельств, — говорится в вердикте. — В том числе активное способствование раскрытию и расследованию преступления каждым из подсудимых, явку с повинной, наличие несовершеннолетнего ребенка, а также психическое расстройство Миягашева, не исключающее его вменяемости".


Отягчающее обстоятельство — алкогольное опьянение.

Год на свободе


Миягашевы сочли обвинительный приговор слишком строгим и подали апелляцию. В мае 2020-го вышестоящая инстанция оставила решение по Жанне в силе, а вот ее мужу статью УК переквалифицировали на менее тяжкую — 109-ю, часть первую: "Причинение смерти по неосторожности".


Судья (уголовное дело рассматривали в Новосибирске) решил, что убивать внука Александр не хотел, а в печку бросил, поскольку счел ребенка мертвым. В итоге срок уменьшили в десять раз — полтора года колонии.

Столько преступник уже отсидел в СИЗО, поэтому 22 мая он вышел на свободу и вернулся в Харой. "Вел себя нормально, — отмечает жительница деревни Ольга Косьминова. — Никто его не боялся. Люди даже просили Александра пасти коров, и тот любезно соглашался".

Но в интернете все возмутились. Опубликовали сотни гневных комментариев в адрес судьи, приводили в пример гораздо более суровые приговоры за менее тяжкие преступления, в частности небольшие кражи.

В итоге Генпрокуратура обжаловала вердикт, и в конце декабря дело направили на новое апелляционное рассмотрение. На этот раз в Верховный суд России.

Процесс затянулся на четыре месяца, и лишь в апреле все наконец встало на свои места: Миягашева вновь признали виновным в убийстве с особой жестокостью и повторно отправили за решетку. За основу взяли первый срок — 15 лет колонии строгого режима.


СЕЙЧАС ЧИТАЮТ
Комментарии отсутствуют
Будьте первым, кто оставит комментарий!
для добавления комментариев
Уже зарегистрированы?
Аналитики рассказали, где живут главные сладкоежки РК
Обезвоженный регион: густонаселённая Туркестанская область страдает от серьёзнейших проблем с водой
Казахстана занял 81 в рейтинге стран по уровню открытости правительства
Казахстанцы хотят ездить на Mercedes: исследование
Расходы казахстанских домохозяйств на фармацевтические препараты превысили 47 тысяч тенге в год
Лучшее за неделю
Мультимедиа
«Я тебя сейчас кипятком оболью, животное»: Кто угрожал Асель Айтпаевой перед смертью
Грузовик сгорел в ВКО: число жертв достигло четырех, среди погибших - два ребенка
Жамбылские полицейские провели семинар о значимости семьи в обществе
Авто перевернулось на перекрестке в Нур-Султане
Два мальчика без вести пропали в Таразе: их нашли утром на другом конце города