RU KZ
 

Погорельцы из Костанайской области рассказали о пожаре, лишившем их крова

  • 06.06.2019, 14:25,
  • 0

 


Закопченные стены с остатками дорогих обоев, свисающие с потолка лохмотья – это всё, что осталось от натяжного потолка. Александр квартиру приобрел 8 лет назад в запущенном состоянии. Преобразил


В Сарыколе сгорел двухквартирный дом. Две семьи чудом спаслись, выскочив на улицу в одних пижамах. В них и остались. Без жилья, пишут Костанайские новости.


– Это было примерно в час ночи, – рассказывает Виктория Нарыжняя. – Я проснулась от того, что в окно увидела, как искрит проводка у столба. Набрала номер РЭС (районные электросети). Там не отвечали. Хотела уже 101 набирать, но тут позвонила соседка, кричит: «Выходи! Мы горим!» Детей подняли, выскочили, а в середине дома уже крыша занялась...


Сосед Виктории, Александр Карпенко, говорит, что они в тот вечер долго не ложились. Жена готовила сыну костюм на линейку, гладила, в один момент напряжение упало, три громких хлопка, искры за окном, свет потух. Решили утром узнать, в чем дело. Только легли, через 15 минут соскочили от характерного шума – трещал шифер…


– Меньше чем за час всё было кончено, – Виктория вытирает слезы. Александр говорит, что в тот день был сильный ветер, в гидрометцентре потом узнавал: до 20 м/с. Соседи рассказывают, что пожарные не могли сразу начать тушить, потому что в части дома, которая принадлежит Виктории, горел свет. По словам погорельцев, дозвониться и добиться, чтобы его отключили, удалось только когда крыша уже практически сгорела.


– Столько сил в этот дом вложено, – всхлипывает Виктория. – Делали ремонт постепенно. В ущерб здоровью, отдыху. Я всегда на двух работах. И вот что вышло...


Новые стены

«Пап, когда мы пойдем в магазин новый домик покупать?» – спрашивает трехлетняя дочка у Александра. Младшей дочери Виктории тоже три года. Ее дети сейчас в Челябинске. Старшая еще не оправилась от шока, младшая плачет за мамой. Виктория тоже плачет. Некуда забирать.


– Чтобы восстановить этот дом полностью, нужно не менее 10 миллионов тенге, – говорит Александр. Приобрести жилье обойдется в такую же сумму.


Закопченные стены с остатками дорогих обоев, свисающие с потолка лохмотья – это всё, что осталось от натяжного потолка. Александр квартиру приобрел 8 лет назад в запущенном состоянии. Преобразил. Недавно взял кредит, чтобы купить кирпич и обложить дом. Во дворе у него качели, беседка. Виктория говорит, что сюда приходили дети со всей улицы. Сейчас дети Александра в Костанае, у родных. У восьмилетнего сына стресс, просыпается по ночам и кричит...


Погорельцы оформили документы на получение пособия, больше им рассчитывать не на что. Виктория обращалась к акиму села, акиму района. Предложили квартиру на три месяца, но ее нужно ремонтировать. За свой счет. «Сейчас вложить в нее деньги, а через три месяца освободить?». Аким села Василий Горшенин подтвердил, что иного варианта нет. Погорельцы могут встать в очередь на жилье. Сейчас в ней 219 человек, пока в перспективе лишь восстановление заброшенных двухэтажек.


Александр пока живет у родных, Викторию пустила к себе сотрудница. Денег на жилье взять негде…


Кто виноват?

В заключении службы ЧС, которое уже на руках у Виктории, указано, что предположительно причиной возгорания стало короткое замыкание. Погорельцы не согласны и намерены подать в суд на РЭС.


– Смотрите, что происходит! – Александр шатает столб, от которого идет провод к дому. Столб без бетонного блока, ходит ходуном. Провода болтаются, соприкасаются. – А теперь сюда смотрите, – мужчина подводит нас к стене дома.


Счетчик на его половине вырван из стены, валяется на земле. Александр говорит, что, возможно, пожар произошел именно от того, что столб качало сильным ветром, провод, который ведет к счетчику, натянулся, счетчик вырвало. По его словам, причину возгорания нужно искать в другом: линия на их улице давно требует ремонта. Он показывает скрутки на проводах линии (в местах прошлых разрывов), старые столбы. Жители подтверждают: свет отключается периодически.


А еще Александр недоумевает, почему сотрудник ЧС с ним не поговорил, вырванный счетчик к делу не приобщил. При нас погорельцы звонят в ЧС, вызывают полицейских, криминалистов (дело уже передано в полицию). Приезжает и аким села. Возле сгоревшего дома становится официально-людно. Криминалист изымает счетчик, составляют протокол. Подходят соседи. Ульяна Чегибаева подтверждает: «Искрило от столба, бежало по проводам. Как будто новогодняя гирлянда или фейерверк».


Руководитель РЭС Вячеслав Репин отрицает причастность предприятия к пожару. Говорит: если бы провода на линии замкнуло, свет просто отключился бы. По его словам, РЭС несет ответственность за линию, а всё, что идет от столба (и провода, и счетчики), это уже ответственность потребителя.


На чьей стороне правда, похоже, будет решать суд. Настораживает другое: почему в тот вечер люди не могли дозвониться в РЭС. Репин сообщил: по словам диспетчера, никто не звонил. Вернее, звонили в два часа ночи, но не было просьбы отключить свет. Виктория настаивает: звонила и она, и соседи, телефон не отвечал. Женщина говорит, что позже в РЭС ей сказали, что, оказывается, телефон диспетчерской уже три месяца как изменился. Руководитель нам сказал, что телефон не менялся уже долгое время. Виктория называет номер 2-16-77, Вячеслав Репин – 2-16-88. Женщина недоумевает: нужно ведь информировать потребителей о смене номера. Это может стоить им жизни...


Кошкин дом

На крошеве из сажи и угля сидит кошка. Она каждый раз пробирается в сгоревший дом: в ночь пожара здесь остались ее котята. Приходит и ищет, зовет. Александр ее к родственникам забирал, но она убегает в сгоревший дом...


У Виктории тоже один котенок сгорел в огне. Слабенький был, задохнулся. Они с детьми его выхаживали, на улице подобрали. Женщина плачет: не спасли. Зато живы три кота и Бобик. Всех животных Виктория подбирала на улице. Ей было жаль тех, кто остался без дома. Она давала им дом. А теперь... Кто теперь пожалеет их семьи?


P.S. Qiwi кошелек Виктории Нарыжней +7-777-524-48-99.


 

Фото: kstnews.kz



СЕЙЧАС ЧИТАЮТ:
  • Читаемое
  • Сегодня